Коучинг семей и философия «Как если бы»

Эта статья опубликована на английском языке в сборнике для участников Конференции EBTA в сентябре 2019 г. (Флоренция) (стр.307-316). На русском она приводится впервые тут.

Работая семейным психологом уже 23 года, я всё чаще встречаю семьи, которые запрашивают помощь в ситуациях, которые могут быть решены скорее посредством коучинга, чем терапии. В чем разница между терапией и коучингом? Скорее в направленности мышления о достижении желанного, чем в технике осуществления процесса помощи. Если члены семьи готовы говорить в терминах «как если бы», то есть о возможностях и ресурсах, о конечных результатах и о желанном будущем, то с ними можно проводить коучинг. «Решение развивается, когда терапевт и клиент могут построить ожидание полезных и удовлетворительных изменений» (de Shazer S., 1985). Такая семья готова ставить цели и осуществлять шаги по их достижению.

   Если же члены семьи остаются в проблемном мышлении, обвиняют друг друга или кого-либо из внешнего окружения, не видят положительных перспектив для своей ситуации, отказываются от осуществления конструктивных изменений, с ними можно проводить лишь консультацию или психотерапию. Они не готовы брать ответственность за своё будущее.
    Предложение им «Представьте, как если бы всё стало хорошо в вашей семье» их больше пугает, чем привлекает. Им нужно помочь постепенно прийти к разрешению мечтать, представлять, фантазировать и находить «моменты чуда» в своей настоящей жизни. Строить ее дальше, по собственному выбору создавая изменения к лучшему, они пока не готовы. А вернее, не осознают, что могут.

Однако если психолог сам является приверженцем коучинга, если для него ведущим принципом мышления является философия «Как если бы», если препятствия для него те же возможности, и семья остается с ним в контакте, то они обязательно придут к этапу постановки цели, а затем и к процессу ее достижения. Я убедилась это в своей практике, а также в собственной жизни. И мои клиенты, и мои близкие вместе со мной все чаще ставят цели, планируют и достигают желанных результатов, чем остаются под спудом неразрешимых проблем.
    Приведу в этой статье три ситуации, которые часто рассматриваются как сложные и коучингу недоступные: беременность, кризис 14-летия и отношения в 4-х поколенной семье. Давайте рассмотрим, как мышление «как если бы» помогает осуществить разрешение семейных сложностей просто и быстро.

Беременность.

Если она первая, то супруги оказываются на пороге перехода на совершенно новый для них этап: стать родителями. Для мужчины и женщины он абсолютно разный. Мужчина готовится психологически и находится рядом с женщиной, изменения в которой происходят внутри, физически. Для каждого из них беременность — разные по своей природе процессы и, одновременно, они создают некий общий, в котором ощущают взаимосвязанность, пока наполненную больше неопределенностью и неизвестностью, чем конкретными, осознанными действиями.

   Если же беременность повторная, то она поражает своими отличиями от предыдущей. Сколько бы их ни было у данной женщины, они чем-то обязательно различаются. Как если бы плод заявлял о себе и требовал внимания к своим уникальным, а не средне статистическим потребностям и запросам.

   Вот это «как если бы», принятое в реальности в качестве существующего факта, и является ключевым в помощи семье при беременности (Манухина Н.М., 2019).

Я предлагаю женщине положить руки на живот и поговорить с плодом, как будто это уже человек, который пока существует лишь физически, но может быть понят матерью мысленно. Она постепенно начинает его ощущать всем своим существом. Потом учится задавать вопросы и принимать ответы на любые свои вопросы: что кушать и пить, где и сколько работать и отдыхать, с кем общаться, что добавить в своей жизни, а от чего отказаться.

   Иногда при первом ее опыте общения с плодом присутствует муж. Тогда он сам замечает, как меняется женщина, соприкоснувшись с жизнью, зарождающейся внутри нее. Часто потом женщина предлагает и мужу говорить с плодом, прикасаясь к ее животу. Так он становится его папой заранее, ощущая, как будто они уже вместе.

   Иногда мы проводим такие тренировки полного принятия ребенка на индивидуальных встречах с беременной женщиной. Тогда привлечение мужа она осуществляет сама, исходя из диалога с плодом, когда ей захочется. Если им самим это оказывается сложно, я приглашаю их прийти вместе. На совместной встрече мы организуем общение, как будто их уже трое. Плод участвует в нем, подавая запросы и отвечая на мои и их реплики устами беременной женщины.

   Самое интересное в этой практике то, что после соединения с плодом беременность у женщины протекает гораздо легче, а отношения в паре становятся более открытыми и спокойными. Теперь они могут говорить о будущем без страха. С ними можно проводить коучинг с постановкой реалистичных краткосрочных целей, которые могут быть достигнуты в течение периода беременности и сразу после родов. Про более отдаленное время могут быть лишь мечты, но не цели, потому что женщина психологически во время беременности, родов и грудного вскармливания претерпевает многократную трансформацию, по выходе из которой становится во многом иным человеком. Соответственно, конкретные совместные цели муж сможет с ней строить, лишь когда она вернется в реальность и проявит интерес и запросы к построению нового в будущем.

Кризис 14-летия.

В России в 14 лет дети получают свой первый паспорт. Однако по ряду юридических вопросов ответственными за него остаются родители вплоть до совершеннолетия в 18 лет. Получается, что 14 лет – это переходный этап от детства к взрослости не только психологически, а и системно (и в семье, и в социуме).

   Сложность его раскрывается и перед подростком, и перед его родными чаще самым неожиданным для них образом. Так, самый частый запрос родителей к психологу обусловлен отказом 14-летнего посещать школу или дополнительные занятия, на которые он ходил до этого. Аргументация подростка при этом может быть разная: плохое самочувствие, нежелание, потеря интереса, появившиеся конфликты со сверстниками или преподавателем и др.

Что происходит с ребенком?

Чаще он сам про это ясно сказать не может, и родители строят собственные догадки, в которых опираются на собственный семейный опыт (как их родители обращались с ними в их 14 лет) и ожидания, которые они сами имели в отношении своего ребенка. 

   Одним из вариантов помочь восстановить взаимопонимание является предложение родителям представить себя как будто они вновь находятся в своем собственном 14-летии, и вспомнить, что они чувствовали и как проживали его.

   Если подобные воспоминания раскрываются в присутствии подростка, это сильно сближает всех в семье. Родители становятся более искренними и открытыми, выйдя из-за забора своих ожиданий и родительских норм, что позволяет им лучше чувствовать своего ребенка. Подросток обнаруживает, что его переживания не уникальны и не разрушительны, а вполне могут быть пережиты со временем, как это произошло у его родителей. Он также открывается, чтобы делиться тем, что происходит у него внутри: чувства, ощущения, мысли. Его общение с родителями становится более открытым, искренним и продуктивным для поиска решений для возникающих запросов иначе, чем ранее. 

   Здесь важно побуждать родителей к воспоминаниям об успехах подростка в прошлом и о его компетенциях в настоящем, которые он может использовать и развить в будущем (Ratner H., Yusuf D., 2015). Фактически они начинают самокоучинг, сопровождать который оказывается гораздо проще, чем проводить терапию конфликтов в семье.

   Другим техническим ходом является волшебный вопрос, адресованный подростку: «Если бы тебе разрешили не ходить, куда ты не хочешь, то чтобы ты делал вместо этого?» По моему опыту дети гораздо быстрее отвечают на него, чем взрослые. Складывается впечатление, как будто ответ у них был готов заранее, и они лишь ждали, когда их наконец спросят, чего они сами хотят. И действительно, по свидетельству самих подростков, им в этот период очень нужны собеседники, а не контролеры и советчики. Почему не получается хорошо с родителями?

   Мой старший 14-летний внук сказал об этом так: «Проблема в том, что родители считают тебя одновременно пере-ребенком и недо-взрослым. То есть требуют, как от взрослого, а разрешают как ребенку» И, согласитесь, это очень точное определение состояния семьи с подростком. Поэтому подростку важно иметь в своем окружении тех, кто будет с ними именно разговаривать и обсуждать, обосновывая свое мнение. 

   Обращаясь с вопросом к подростку о его выборе, я вовлекаю семью в коучинг переговоров. Подросток фактически выступает с моей помощью в них первым, озвучивая свое пожелание, которое отражает и его потребности, и актуальное состояние, и ожидания, и ресурсную для него область удовлетворения запроса на признание взросления, как он сам это понимает. Большинство ответов подростков на выше обозначенный волшебный вопрос можно отнести к одной из трех категорий. 

   Первая: «Буду гулять, общаться с друзьями». Это сигнал родителям о недостатке общения, причем как со сверстниками, так и с самими родителями. Обычно он и звучит от подростков, родители которых много работают и не доступны в необходимом ему теперь объеме времени и качестве общения.

   Вторая категория ответов: «Спать буду, сколько хочется» может сопровождаться жалобами на плохое физическое и психологическое состояние. Здесь важным оказывается коучинг управления своим состоянием, для которого ключевой опять-таки является философия «Как если бы». Как если бы организм говорит с его владельцем. Такой коучинг многое о себе самом открывает подростку. Родители, вовлеченные в обсуждение, а не обслуживание, состояния ребенка, становятся помощниками и свидетелями развития его способностей к самоуправлению. «Большую часть времени мы невольно программируем других, но мы также можем делать это сознательно/нарочно» (Madanes C., 2018).

   Третий частый ответ подростка: «Гулять буду, новым чем-то заниматься, жить более полной жизнью, а не только учебой» Обычно так говорят старшие дети из семей, где всё устроено для взращивания младших. Активный рост потребностей старшего не удовлетворяется. Такой растущей семье я предлагаю коучинг создания изменений для обеспечения роста и развития ее членов в соответствии с возрастом и потребностями. 

   Родители, кстати, часто сопротивляются такому предложению, как будто они хотят остаться мамой и папой более младших детей, так им комфортнее. Однако и родителям надо взрослеть. Поэтому я начинаю коучинг с волшебного вопроса: «Представьте себе, как будто мы с вами встретились лет через 10. Сколько вам тогда каждому будет лет? Кто вы? Где живете? Чем занимаетесь? Как строятся ваши взаимоотношения?…» Из образа желанного будущего, в построении которого участвуют все члены семьи, удается найти ресурсы и для решения настоящей ситуации, наметить и договориться о порядке осуществления конкретных действий каждым и всеми вместе.
   Витгенштейн писал: «Каждый внутренний процесс нуждается во внешних критериях» (Wittgenstein L., 1922). Коучинг семьи позволяет раскрыть внутренний мир подростка, сделать проявленными актуальные потребности и его самого, и остальных членов семьи, провести переговоры по выбору и осуществлению изменений в семье с участием всех его членов, а также внешних ресурсов, каких и как они сочтут необходимым. 

Семья из четырех поколений.

Это явление становится в России всё более распространенным. Люди живут всё дольше, поэтому пра-пра-родители успевают пожить со своими пра-пра-внуками. Не всегда такая семья проживает на одной территории (квартире, доме). Однако всё больше многопоколенных семей обращаются ко мне за помощью по изменению характера их взаимоотношений: с дистантных и конфликтных на более дружеские и теплые (Manukhina N.M., 2011, 2016). Если они отвечают на вопрос «Что вы хотите получить в результате нашей работы?» описанием положительного результата, я провожу с ними коучинг семейных отношений.

   Ситуация на встрече, где присутствуют представители всех четырех поколений потрясающая по своей уникальности: как будто в одном моменте настоящего сошлись четыре линии времени, которые начались не просто в разные даты, а в различные социально-исторические периоды. Главным ключом такого коучинга является признание того, что все присутствующие – современники. Все они живут в настоящем и хотят строить будущее, наиболее удовлетворяющее всех их. Каждый имеет свое представление о нем, свои критерии, понимание, и каждый готов делать вклад в его создание. Вот только помощь им нужна, чтобы, во-первых, их намерения стали проявленными, а во-вторых, найти области пересечения и согласованности, чтобы создать общий образ будущего. Ведь приходят они обычно с жалобами на нестыковки, противоречия, разные мнения и споры о них. Поэтому коучинг постановки общей цели обычно проходит бурно: обсуждение разногласий постепенно переходит в процесс обнаружения взаимодополнительности. На последующие встречи семья может приглашаться в разном составе, соответствующем обсуждаемой задаче или ее этапу.

   Торопить большую семью не надо: она движется своим темпом. Наоборот, часто их приходится притормаживать. «Чем больше действий мы можем помочь нашим клиентам описать, и чем меньше эти действия, тем лучше, тем больше они могут их выполнять» (Iveson C., George E., Ratner H., 2012).

   К слову сказать, в таком коучинге мне приходится использовать идеи и методы нескольких системных семейных подходов (структурного, стратегического, трансгенерационного, фокусированного на решении, нарративного, эмоционально-фокусированного). Поэтому сам коучинг становится примером интеграции разных взглядов на семью, ее настоящее и будущее. Как будто весь мир участвует в этой работе вместе с нами!

Литература

de Shazer S. (1985) Keys to solution in brief therapy. New York: W.W.Norton

Iveson C., George E., Ratner H. (2012) Brief coaching. A solution focused approach.UK: Routledge

Madanes C. (2018) Changing relashionship. Strategies for therapists and coaches. USA: Zeig, Tucker&Theisen, Inc.

Manukhina N.M. (2011, 2016) Parents and adult children. Moscow,CLASS, 2011; Ridero, 2016
http://www.amazon.com/dp/B019GGC9N4?ref_=pe_2427780_160035660

Ratner H., Yusuf D. (2015) Brief coaching with children and young people. A solution focused approach.UK: Routledge

Wittgenstein L. (1922) Tractatus logico-philosophicus. UK: Routledge

Манухина Н.М. (2019) Скорая помощь семьям. Москва: КЛАСС.

Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *