14-летние: что им надо и как родителям им помочь

К

В России в 14 лет дети получают свой первый паспорт. Однако по ряду юридических вопросов ответственными за него остаются родители вплоть до совершеннолетия в 18 лет. Получается, что 14 лет – это переходный этап от детства к взрослости не только психологически, а и системно (и в семье, и в социуме).

   Сложность его раскрывается и перед подростком, и перед его родными чаще самым неожиданным для них образом. Так, самый частый запрос родителей к психологу обусловлен отказом 14-летнего посещать школу или дополнительные занятия, на которые он ходил до этого. Аргументация подростка при этом может быть разная: плохое самочувствие, нежелание, потеря интереса, появившиеся конфликты со сверстниками или преподавателем и др.

Что происходит с ребенком?

Чаще он сам про это ясно сказать не может, и родители строят собственные догадки, в которых опираются на собственный семейный опыт (как их родители обращались с ними в их 14 лет) и ожидания, которые они сами имели в отношении своего ребенка. 

   Одним из вариантов помочь восстановить взаимопонимание является предложение родителям представить себя как будто они вновь находятся в своем собственном 14-летии, и вспомнить, что они чувствовали и как проживали его.

   Если подобные воспоминания раскрываются в присутствии подростка, это сильно сближает всех в семье. Родители становятся более искренними и открытыми, выйдя из-за забора своих ожиданий и родительских норм, что позволяет им лучше чувствовать своего ребенка. Подросток обнаруживает, что его переживания не уникальны и не разрушительны, а вполне могут быть пережиты со временем, как это произошло у его родителей. Он также открывается, чтобы делиться тем, что происходит у него внутри: чувства, ощущения, мысли. Его общение с родителями становится более открытым, искренним и продуктивным для поиска решений для возникающих запросов иначе, чем ранее. 

   Здесь важно побуждать родителей к воспоминаниям об успехах подростка в прошлом и о его компетенциях в настоящем, которые он может использовать и развить в будущем (Ratner H., Yusuf D., 2015). Фактически они начинают самокоучинг, сопровождать который оказывается гораздо проще, чем проводить терапию конфликтов в семье.

   Другим техническим ходом является волшебный вопрос, адресованный подростку: «Если бы тебе разрешили не ходить, куда ты не хочешь, то чтобы ты делал вместо этого?» По моему опыту дети гораздо быстрее отвечают на него, чем взрослые. Складывается впечатление, как будто ответ у них был готов заранее, и они лишь ждали, когда их наконец спросят, чего они сами хотят. И действительно, по свидетельству самих подростков, им в этот период очень нужны собеседники, а не контролеры и советчики. Почему не получается хорошо с родителями?

   Мой старший 14-летний внук сказал об этом так: «Проблема в том, что родители считают тебя одновременно пере-ребенком и недо-взрослым. То есть требуют, как от взрослого, а разрешают как ребенку» И, согласитесь, это очень точное определение состояния семьи с подростком. Поэтому подростку важно иметь в своем окружении тех, кто будет с ними именно разговаривать и обсуждать, обосновывая свое мнение. 

   Обращаясь с вопросом к подростку о его выборе, я вовлекаю семью в коучинг переговоров. Подросток фактически выступает с моей помощью в них первым, озвучивая свое пожелание, которое отражает и его потребности, и актуальное состояние, и ожидания, и ресурсную для него область удовлетворения запроса на признание взросления, как он сам это понимает. Большинство ответов подростков на выше обозначенный волшебный вопрос можно отнести к одной из трех категорий. 

   Первая: «Буду гулять, общаться с друзьями». Это сигнал родителям о недостатке общения, причем как со сверстниками, так и с самими родителями. Обычно он и звучит от подростков, родители которых много работают и не доступны в необходимом ему теперь объеме времени и качестве общения.

   Вторая категория ответов: «Спать буду, сколько хочется» может сопровождаться жалобами на плохое физическое и психологическое состояние. Здесь важным оказывается коучинг управления своим состоянием, для которого ключевой опять-таки является философия «Как если бы». Как если бы организм говорит с его владельцем. Такой коучинг многое о себе самом открывает подростку. Родители, вовлеченные в обсуждение, а не обслуживание, состояния ребенка, становятся помощниками и свидетелями развития его способностей к самоуправлению. «Большую часть времени мы невольно программируем других, но мы также можем делать это сознательно/нарочно» (Madanes C., 2018).

   Третий частый ответ подростка: «Гулять буду, новым чем-то заниматься, жить более полной жизнью, а не только учебой» Обычно так говорят старшие дети из семей, где всё устроено для взращивания младших. Активный рост потребностей старшего не удовлетворяется. Такой растущей семье я предлагаю коучинг создания изменений для обеспечения роста и развития ее членов в соответствии с возрастом и потребностями. 

   Родители, кстати, часто сопротивляются такому предложению, как будто они хотят остаться мамой и папой более младших детей, так им комфортнее. Однако и родителям надо взрослеть. Поэтому я начинаю коучинг с волшебного вопроса: «Представьте себе, как будто мы с вами встретились лет через 10. Сколько вам тогда каждому будет лет? Кто вы? Где живете? Чем занимаетесь? Как строятся ваши взаимоотношения?…» Из образа желанного будущего, в построении которого участвуют все члены семьи, удается найти ресурсы и для решения настоящей ситуации, наметить и договориться о порядке осуществления конкретных действий каждым и всеми вместе.
   Витгенштейн писал: «Каждый внутренний процесс нуждается во внешних критериях» (Wittgenstein L., 1922). Коучинг семьи позволяет раскрыть внутренний мир подростка, сделать проявленными актуальные потребности и его самого, и остальных членов семьи, провести переговоры по выбору и осуществлению изменений в семье с участием всех его членов, а также внешних ресурсов, каких и как они сочтут необходимым. 

de Shazer S. (1985) Keys to solution in brief therapy. New York: W.W.Norton

Iveson C., George E., Ratner H. (2012) Brief coaching. A solution focused approach.UK: Routledge

Madanes C. (2018) Changing relashionship. Strategies for therapists and coaches. USA: Zeig, Tucker&Theisen, Inc.

Манухина Н.М. (2011, 2016) Родители и взрослые дети. М., Класс, 2011; Ridero, 2016

Ratner H., Yusuf D. (2015) Brief coaching with children and young people. A solution focused approach.UK: Routledge

Wittgenstein L. (1922) Tractatus logico-philosophicus. UK: Routledge

Манухина Н.М. (2019) Скорая помощь семьям. Москва: КЛАСС.

Поделитесь с друзьями:

14-летние: что им надо и как родителям им помочь: 4 комментария

  1. Людмила

    Спасибо, Наталья Михайловна. Ваша статья очень полезная. Хотя моей внучке нет ещё 14 лет, только 12, но вы очень точно волшебный вопрос осветили. Применив его, разу стало понятно, как устаёт от всех перегрузок наша ответственная девочка-школьница. Мне близка и Ваша идея о совместном коучинге всей семьи. Прекрасно ваш внук охарактеризовал позицию родителей к «пере-ребёнку и недо-взрослому»! А вот родительское сопротивление тоже прямое попадание в ЯБЛОЧКО: действительно, им надо взрослеть!
    Благодарю за тему! Есть над чем работать. Желаю успехов всем, кто пойдёт на Вашу программу «Коучинг семей».

    1. Natalja@ Автор записи

      Люда, спасибо. Конечно, Вам все это видно и в своей семье, Вы же прошли обе у меня программы по коучингу: и базовую, и «Коучинг семей». И я знаю, очень активно применяете в жизни своей семьи и помогая другим людям. Покажите статью родителям. Им пригодится. Всего доброго.

  2. Татьяна

    Классная статья,коротко и понятно,прямо вспомнила Ваш голос и то что вы нас учил!У меня ребёнок тоже в так сказать переходном возрасте ,мне понравились идей для обсуждения и изменений !Спасибо Н.М!

    1. Natalja@ Автор записи

      Спасибо, Таня. Самое интересное, что дети и не знают, что с родителями можно обсуждать всё-всё, если даже родители этого не делают сами. Родители ждут от детей вопросов. А вопросы задавать, как оказывается, нужно учить. Учить в каждодневном общении.
      Я свою старенькую маму спрашиваю иногда :»Почему ты мне это (или то) не рассказывала?» Она в ответ: «Ты не спрашивала» Я ей: «А можно было?» Она: «Не знаю. Не привычно было с детьми про это говорить» Вот такой диалог….
      Он меня заставляет задуматься: может, у нас пока в обществе не принято признавать, что дети с самого младенчества — это люди, с которыми открыто общаться можно, а не объекты заботы, ухода, взращивания и какого-то особого воспитания? Пора меняться!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *