Ценности 14-летних

Продолжаю общаться с 12-14 летними подростками, расспрашивая про то, что и как для них значимо. Фактически о ценностях говорим. Они много молчат вначале. Не доверяют, думают, что буду их критиковать и учить «правильному». Когда понимают, что искренне интересуюсь их мнением, а еще больше личными переживаниями, задумываются. Не отвечают сразу, будто мои вопросы – это про то, о чем вслух не говорят, особенно со взрослыми, тем более с чужими взрослыми.

А мне и правда очень-очень нужны их ответы. Ведь я ищу, как помочь им самим наладить контакты с миром, в том числе со своим внутренним и с самыми им близкими, с родителями. Не хочу идти от «взрослых исследований». Мне нужны ключи от самих ребят. Ключи к их миру. Ключи для них самих.

И я прошу их мне помочь. Помочь узнать, как это у них самих происходит: что важно, а что не очень. Прошу подсказок: что хотят, ищут, на что надеются.

Интересное обнаруживаем сразу, когда начинаю говорить о времени.

Самое значимое для них – настоящее. Причем то, которое о себе и для себя.

Прошлое же значимо, лишь то и потому что было у самого себя. Свой опыт самый надежный. Интересно сравнивать с чужим, но доверие лишь своему собственному.

Про будущее не думается вообще. А если думается, то как о настоящем: как-то там окажусь, и как-то оно получится. Сейчас получается, и тогда получится. Как? Не знаю. Как-нибудь. Кто обеспечит? Кто-нибудь. Ответственности своей за будущее, тем более дальнее, нет никакой. За ближнее, что нужно (от взрослых нормы) и что хочется (свои интересы), можно отвечать, потому что уже включен в процесс его создания, будто это часть настоящего.

            С этими вопросами про ответственность: «кто за что отвечает», «за что ты отвечаешь», «как ты это получишь», «кто поможет», «кому ты помогаешь»? – выходим на определение себя, которое, как подростки считают, с ними обращаются взрослые: пере-ребенок или недо-взрослый. Думаю, в этих определениях множество смыслов заложено, которые можно черпать и черпать.

            Сейчас мне интересны ценности. И я задаю раз за разом спрашиваю у подростков об известной исторической ситуации: «Ты слышал про такое правило: во время опасности для рода те, кто может, воюет, защищая и спасая стариков и детей. Если возможно, еще и женщин. Как ты к этому относишься?» Интересно, что многие подростки просят разъяснить, почему именно стариков и детей. Женщины обычно вопросов не вызывают. Объясняю: старики – это носители мудрости, накопленной родом за его историю, которая только ими может быть передана оставшимся в живых. Дети – это будущее рода, его продолжение. Обычно подросток никогда не принимает моих объяснений сразу, не соглашается, а задумывается.

            Поэтому я спрашиваю: «А кого бы ты спасал в момент опасности?» Самый частый ответ: «Я – себя. Потому что без меня не будет ничего для меня. Если бы смог, родителей. Они мне нужны. Может быть еще стариков, раз они могут меня научить. И еще потому что они мне уже помогали чем-то, я им должен. А вот про будущее без меня даже мысли нет, поэтому детей, младше себя, спасать не вижу смысла»

            Когда для меня открылась эта ценность для подростков «настоящего, в котором есть я сам», то нашелся и ключ для работы с конфликтующими братьями-сестрами.

Для старших: «Знаешь ли ты о своем преимуществе старшего? Вот ты сам у старших учишься, от них добиваешься себе нужного, так? Разрешая что-то или запрещая, они тебя учат, воспитывают.» Соглашаются, конечно. Тогда я продолжаю: «Вот и ты, как старший можешь воспитать своего брата/сестру таким, каким ты хочешь, чтобы он/она был для тебя нужным. Если ты станешь отвечать на его потребности согласием, то будешь получать в ответ послушание. Хочешь попробовать?» Этот эксперимент всегда заинтересовывает, ведь подросток не мыслит себя миросоздающим, а тем более воспитывающим других людей. Он же еще ребенок, за которого отвечают и которым управляют более взрослые. Но внутри него уже есть взрослый, который хочет, чтобы его слушались и уважали.

Для младших ключик есть с другой стороны двери отношений со старшими братьями/сестрами. Очень часто у них есть опыт получения желанного от старших самым прямым путем, но который не всегда удается закрепить: это обратиться с просьбой. Почему? Потому что помнятся больше отказы, чем согласия. И это естественно, так как сиблинги – это первая безопасная конкурентная среда в жизни каждого ребенка. Именно в этих отношениях он учится борьбе без разрушения самих отношений. Ведь братья и сестры никуда не денутся, раз уж довелось им родиться в одной семье. Кстати, такое же отношение и к родителям, да и к другим родственникам. Но об этом в следующей статье. А здесь мы обращаемся к младшим сиблингам за их опытом получения желанного от старшего брата или сестры. Так вот очень важно задать вопрос: «Если ты получил отказ, то как можешь добиться желаемого?» Самый частый ответ: «Попрошу еще раз и пообещаю сделать то, что он сам захочет» Замечаете? Стратегия из двух ходов! Не один, так другой сработает. А если не сработает один, его можно заменить на еще какую-то, третью стратегию. То есть младшие идут к цели методом расширения спектра выбора. Причем младшие идут навстречу старшему брату/сестре, а не против, как это часто бывает у старших сиблингов, добивающихся от младшего брата/сестры лишь подчинения. Им это, кажется, важнее даже больше, чем достижение удовлетворения своих потребностей. Для потребностей они обычно объектом рассматривают взрослых, в первую очередь, родителей. А младшие сиблинги – своих старших братьев/сестер.

Получается, что доброму отношению, взаимной поддержке и уважению, умению просить и заботиться нужно специально учить детей, направлять к этому. Конкуренция же и противление друг другу, эксплуатация и отвержение старшего младшим более естественны. И действительно, посмотрите, что мы наблюдаем в большинстве школьных коллективов. Старшие обижают младших. Сильные обижают более слабых. И это принимается как норма. Зато когда сильный встает на защиту слабых, когда старший помогает младшему разобраться в сложном и научиться чему-то, это вызывает умиление и уважение. Почему? Потому что это отношения более взрослые, то есть отвечающие задаче более глобальной, относящейся к развитию коллектива, общества, человечества, а не только одной личности.

Дети инстинктивно чувствуют, что сплачиваться нужно вокруг того, кто защищает не только самого себя, но и других. Однако его самого они спасать от еще, например, более сильных, не будут. Включится инстинкт самосохранения. И лишь научение через опыт и поддержку в его обретении от взрослых, что совместность, сообщество сильнее одиночки, что отношения – это ценность сама по себе, откроют им Путь к взращиванию в себе Человека Социального. Без родителей, учителей, психологов и других взрослых, раскрывающих им в них самих потребность к построению и поддержанию взаимоотношению, подростки долго буксуют в противопоставлении себя Миру, оставаясь одинокими и отверженными по их собственному мировосприятию. Заинтересованность их внутренними состояниями, размышлениями, ценностями со стороны родителей помогает ребятам раскрыться навстречу другим людям (и старше, и младше себя), чтобы войти во взрослость активным участием в построении желанного им будущего.

Вот в этом и приходится помогать семьям с подростками, и особенно с несколькими детьми. Помогать родителям повернуться лицом к детям и заинтересоваться их внутренним миром. Помогать детям озвучивать свои переживания и потребности. Учить всех просить друг друга о желанном и отвечать на просьбы о помощи в их удовлетворении. Помогать убирать из отношений защитное сопротивление, недоверие, уничижающую борьбу. Помогать создавать в семье мирные отношения, на базе которых будут ставиться, согласовываться и достигаться цели каждого члена семьи, которые в своем пересечении обязательно поддерживают общую Цель Семьи. Какую? Ее тоже нужно помогать сделать проявленной. И этот процесс помощи семьям я называю Коучинг Семей. Весной (апрель-май) я провожу этот мини-тренинговый курс из двух модулей:

https://convp.ru/kouching-semej.html

https://convp.ru/kouching-semej.html

Он предназначен для:

— тех, кто хочет в собственной семье улучшить отношения и сделать их больше целеполагающими, чем конфликтными,

— тех, кто хочет помогать своим детям расти более дружными,

— для специалистов, работающих с семьями, которые хотят помогать им не только решать проблемы, а и ставить цели и достигать их,

— для коучей, которые уже работают с отдельными людьми и в своей практике обнаружили, что этого мало: для внедрения уже достигнутых результатов нужно включение значимого окружения, в первую очередь семьи,

— для коучей в организации, которые хотят продуктивнее помогать сотрудникам выполнять их производственные задачи: ведь любые организации создаются и существуют аналогично семьям, и знание системных семейных законов помогает управлять и корректировать законы организационные.

Вы можете стать участником Коучинга Семей. Успейте в ЭТОМ году !

Поделитесь с друзьями: