Тренинг в Перми: подробнее по окончании

Как вы думаете, что самое интересное и загадочное на нашей Планете?

Конечно, люди!

Они потрясающе разные и непредсказуемые!

Вот провела я тренинг три дня в Перми. Была в том же Центре Семейного Мастерства (ЦСМ) в третий раз (впервые — два года назад). Конечно, есть новые сотрудники, но основной «костяк» — те же. Опыт работы колоссальный, причем с детьми и их родителями, оказавшими в сложнейших ситуациях. Судите сами. На проработку в процессе тренинга были представлены такие клиентские случаи. Семья, где мать, защищаясь, убила сожителя на глазах у младшего ребенка. Семья, где у детей на глазах сожитель убил мать. Семья, где взрослая дочь поддерживает отношения с человеком, который находится в тюрьме за целый ряд криминальных преступлений. Семья, в которой ребенок занимается самоповреждением. Семья , где дошкольник совершает сексуальные домогательства боле младших детей. Семья, где ребенок подвергается школьному буллингу. Семья, где приемные родители бьют ребенка. Семья, где одного из приемных детей хотят оставить, а другого (его родного сиблинга) хотят сдать обратно в детский дом.

И знаете, какой тренинг в этот раз запросили эти специалисты?

«Установление и поддержание контакта с семьей»

Потрясающе!

Они из своей растущей опытности вышли на совершенно иное качество работы, когда обнаруживают НЕдостаточность индивидуального взаимодействия с каждым членом семьи. Им ВАЖНО, чтобы вся семья была в поле их зрения. К слову, два года назад, такой запрос был лишь от руководителя ЦСМ и нескольких более опытных психологов. Теперь «хотим работать с семьей целиком» (3-4 и более человек) звучит ото всех. Все они после моего тренинга первого, как раз этому и посвященному «Краткосрочная психологическая помощь семьям», осмелились на такие встречи и пошли в своих запросах дальше. И хотя сами считают, что это получается плохо, недостаточно продуктивно, потому что не уверены в себе, на тренинге делают и делают.

Первая встреча, первый контакт — знакомство со всей семьей, происходит медленно, робко. Зато как только удается войти в контакт с каждым членом семьи так, чтобы он/она озвучили свой запрос, психолог попадает в «знакомую колею» и неуверенность отступает перед опытом: откликаться на жалобы и проблемы клиентов они умеют! Итак, выявляется: срединная часть процесса консультирования более знакома, и тут даже меньше смущает, что приходится отслеживать не только реакцию каждого или взаимодействие двоих, а и общение большего числа присутствующих. А вот на завершении опять наступает почти провал, вернее, «стопор»: «Как собрать их всех вместе, чтобы попрощаться не только с каждым (это-то мы умеем!), а с семьей целиком? Причем так, чтобы они захотели и согласились прийти еще раз, а может и не один?»

Да! Взгляд на семью как единого клиента, как на целое, нахождение вариантов обращения ко всей семье — это важнейший навык, который не формируется теоретически или за один раз.

Зато тренинг позволяет это СДЕЛАТЬ в безопасной обстановке группы и при поддержке тренера, обсудить полученные результаты и свои переживания, получить искреннюю обратную связь от других участников, и в первую очередь от тех, кто играл роли реальной клиентской семьи одного из участников. После такого опыта и его анализа появляется смелость встретиться со своими в большем составе: вызвать на прием обоих родителей или даже всех, кто проживает вместе и/или участвует в сложной ситуации, по поводу которой они обратились или их прислали за помощью.

Кстати, во второй день тренинга новые встречи с симультанными семьями (в ролевых играх) прошли гораздо энергичнее, осознаннее и уверенней!

А вот в третий день, кроме заказанной темы «Коучинг Семей», к которой мы лишь прикоснулись: теоретически, в моих демонстрациях и апробировании основополагающей модели «4 шага коуча», участники подняли очень важный вопрос: «Психолог в организации: его функции, права, возможности и ограничения». Для данного Центра, клиентами которого в большем числе являются, напомню, приемные семьи и семьи правонарушителей, находящихся под следствием. ЦСМ приходится контактировать со значительным числом других организаций края, причем в особых функциональных и правовых рамках с каждой. И я очень рада, что психологи сами подняли этот вопрос: это говорит о зрелости их организации и персонала. Не буду тут писать подробно, что именно мы выяснили и отграничили, потому что коллеги, конечно, с особенностями их реальности, но пришли к тем же выводам и важным граням своей работы, что и авторы книги «Психолог в организации», выпущенной в 2015 издательством КЛАСС, где собраны статьи мои и выпускников моей программы «Краткосрочное психологическое консультирование» о том, где они работают, чем там занимаются, а чем нет. Очень толковая и полезная книжка получилась! Только вот не каждая организация, где работают психологи, проясняет четко и урегулирует вопросы о месте психолога в организации. Отсюда конфликты в коллективах, взятие на себя чужих полномочий или перекладывание на других сотрудников или другие службы своих и т.д. А главное, никак не образуется у нас в стране «сетевое обслуживание населения», когда каждый гражданин может получить весь комплект необходимой ему помощи, попав к одному помогающему специалисту, который, будучи частью «гос.сети услуг населению», сможет получить доступ и направление ко всем ему нужны и не пытаться, не зная сам, что ему необходимо, биться во множество «не тех» или «закрытых ворот».

Однако, раз специалисты такого Центра, как Пермский ЦСМ, сами стали прояснять свое место в их, региональной сети, значит лед сдвинулся. И есть надежда, что это происходит и в других регионах. Значит, не так долго осталось, чтобы мы объединились в своих услугах населению.

Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *